english


Интернет-журнал "Новости искусства в Санкт-Петербурге"

Выставка в октябре

Виталий Беспятый

«Ферапонтово-16»
Живопись

5 - 28 октября 2016 года

«Величина бесконечности» по впечатлениям от Ферапонтова

Беседа историка искусства Павла Павлинова с живописцем Виталием Беспятым перед открытием выставки «Ферапонтово-16».

П.П. - Виталий, что объединяет твою серию? Что она несет в целом?

В.Б. - Сочетание местного климата, озер, монастыря (теперь музея), фресок Дионисия - все это делает ферапонтовские места простыми, ясными и одновременно мистическими, прикровенными.

П.П. - А откуда произошло само название «Ферапонтово-16»?

В.Б. - Впервые я оказался в Ферапонтове в 2000-м году на летней практике 1 курса МГАХИ им. Сурикова. Это было настоящее открытие! После этого приезжали каждый год! В Москве в галерее «На Каширке» у меня состоялась первая персональная выставка. В основном там были работы летней практики 2000 года. Называлась выставка просто «Ферапонтово».
Вообще, в названии есть небольшая игра смыслами:
-16 лет как я знаю Ферапонтово и езжу туда,
-16 - как год 2016,
-16 - как возраст юношеской радости и романтики.

П.П. - Действительно, Ферапонтово - удивительное место. Я впервые попал туда в 1999 году после окончания МГУ, еще до включения монастыря под охрану ЮНЕСКО. Меня сразу поразила особенная умиротворенная атмосфера при сочетании природы, старого села со сложным объемом ансамбля монастыря, и комплекса фресок Дионисия - одного из лучших по исполнению и сохранности из русских средневековых росписей. Но я был в Ферапонтове только один день.

В.Б. - Мои впечатления от Ферапонтова более длительные. Вообще мне интересно почувствовать максимально и прожить те места, где был. И передать этот опыт жизни в работах. Тут важно работы смотреть вместе, как единый поток переживаний, которые ты можешь ощущать. Они не мешают друг другу, а перекликаются и выстраиваются в объемную картинку мира!

П.П. - А интересно, как на тебя реагировали жители Ферапонтова?

В.Б. - Местные жители делились со мной впечатлениями, что могут часами смотреть на луну, на звезды, или часами слушать треск мороза! Мне интересно, что они могут замечать в своей жизни луну, звезды: И интересно, что могут любоваться этими вещами долгое время!..

П.П. - Да, у них совсем другое восприятие времени, да и цвета и больших масс земли, наверное. У жителей севера гораздо меньше звукового и другого информационного шума.

В.Б. - Да, восприятие красок природы там совсем другое. А ведь краски снаружи близки колориту фресок Дионисия. Его розовые и зеленые - подобие больших масс Земли. Он просто передал глубину времени, гор, неба:

П.П. - Мне кажется, на севере другой спектр освещения и отсюда большее подчинение других цветов главному, например, цвету заката. Это как напоминание нам о четкой иерархии мироздания.

В.Б. - Это точно! Освещение на севере и например,  на юге различаются! Плюс климат, ландшафт местности и т.д. Какое Ферапонтово - такая и живопись! Внешне - простые формы, сдержанные, «прикровенные» цвета. А внутренне - переживательность, умиротворение, созерцательность. Простота... Вот пишем пейзаж - небо и земля. Все. Два отношения. Тут никуда не спрячешься. И по тому, как ты возьмешь эти два отношения, будет видно, как глубоко ты чувствуешь и что ты можешь. Понятно, кто ты есть на самом деле...

П.П. - Виталий, мне очень импонируют твои выразительные средства, поэтичность и цветовая гармония. А ведь у тебя есть и монохромные работы.

В.Б. - Я стараюсь максимально использовать материалы живописи, но со строгим отбором! Доходящим до самого минимума необходимого. Это метод дает мне точность и убедительность в изображении действительности, и, как я уже говорил, больше подходит к моим ощущениям Ферапонтова. Чудо исследования и рождения из красок именно убедительной реальности - имею в виду точность и конкретность наших прочувствований происходящего  в жизни (а потом и в картине художника). Таким образом, дело тут не в сюжете - один и тот же «мотив» можно рисовать бесконечное множество раз. Дело не в протокольной точности, а в ощущении реальности жизни... И именно в Ферапонтове, мне кажется, видится все точнее!

П.П. - Я все же заметил, что в твоих работах прослеживается несколько тем: лиричные изображения озера в разных его состояниях, темы храма и дороги:

В.Б. - Изображая озеро я имею повод рассказать о земной жизни человека, о ритмической постоянности существования поколений жителей русского села. Изображение храма помогает раскрыть тему одухотворенности, стремления к вечности. А тема дорог поднимает вопросы не только движения, жизни, но и конечности земного бытия. И возвращаясь к простым, но глубоким цветовым сочетаниям фресок Дионисия, к его воспарающим в небесах образам, все вместе это дает особенное восприятие величины бесконечности.

Виталий Беспятый