english


Интернет-журнал "Новости искусства в Санкт-Петербурге"

Выставка в Феврале

«P.J.P. (painting. jazz. punk.)»
Живопись

27 января 2015 года - 28 февраля 2015 года

«Чем дальше живописное искусство отступает от
изобразительности, от иллюзорности, тем ближе оно
становится к выражению новой реальности как
единственной самоцели...»
Казимир Малевич

Радость бытия или просто живопись

Я иду брать интервью. Осень, но в пригороде Лос-Анжелеса еще царит лето, Тихий океан кажется таким же безбрежным, как и покрывающее его небо, я смотрю в даль, туда, где за горизонтом скрывается наше будущее, которого мы не знаем, но которое приближается к нам, как теплые волны океана, стремящиеся выйти на белый песчаный берег и откатывающиеся назад. Нет, совсем другое место - Псковская губерния. По-прежнему осень, но уже золотая, и мимо, на уровне глаз, плавно, как в замедленной съемке, отражая густое темно-желтое солнце, проплывает надорванная паутина. Природа готовится к скорой зиме, чтобы вновь воскреснуть весной, она запоминает старое, чтобы встретить новое. Нет, может, это замок Сан-Мишель в Нормандии или мост, соединяющий софийскую и торговую стороны Новгорода, а может, это метеорологическая станция в Андах или маяк на Халкидики: В конце концов, важно не место, а человек, с которым мне предстоит встретиться. Сегодня это протоиерей Михаил Браверман - настоятель храма святых равноапостольных Константина и Елены в Санкт-Петербурге, магистр богословия, автор ряда книг о православной вере, богослужении, Евангелии. Наконец - просто человек, и этим сказано все, а с недавних пор еще и artist - художник.
В 2014 году, после более чем двадцатилетнего перерыва, отец Михаил создал серию картин, и это сработало как эффект открытой форточки - на нас, тех, кто любит живопись и трудится на ниве искусствоведения, повеяло свежим ветром. Наконец-то стало возможным свободно дышать при обращении к современной живописи. То чувство радости и жизнелюбия, переполняющее при взгляде на картины отца Михаила, очень схоже с впечатлениями от ранних работ Василия Кандинского и полотен Винсента Ван Гога. Об этом чувстве радости я и хочу поговорить со своим собеседником.

- Уважаемый отец Михаил, большое спасибо, что нашли время ответить на вопросы и рассказать нам о своем творчестве. Как, по Вашему мнению, люди должны воспринимать Ваши работы?

- Дорогая Настя, прежде всего, я не отношусь серьезно к своим картинам (к себе вообще лучше относиться с иронией), хотя, конечно, надо признать - это живопись, и даже хорошая - настоящая. К примеру, к своим книгам у меня серьезное отношение. А живопись - это своего рода отдых, но поскольку жить надо весело и красиво, мы делаем из этого праздник - хэппенинг - выставку, а затем еще и тур - Париж, Берлин, Милан и дальше: Ваше поколение еще помнит передвижников?
Часто меня спрашивают о моей живописи: «Что это значит?» Я отвечаю: «А вы разве задаетесь вопросом, что означает в музыке та или иная нота, тот или иной аккорд?» Важны впечатление, эмоции, энергетика: Не все же познается рационально: Прежде всего я хочу передать радость бытия. Пока у меня есть лишь одна работа на библейскую тему, но то, что я - священник, определяет все стороны моей жизни, отношение к миру и человеку, это я и пытаюсь выразить, создавая свой творческий мир, изображая Новую землю, где царят радость, свет и красота. В основе моих картин лежат реальные сюжеты или переживания. Мне кажется, что так называемая беспредметная живопись во многом перекликается с богословием. Ведь богословие образно и символически говорит о том, что превосходит постигаемую реальность и человеческий язык, так же и живопись может открывать некий новый мир, который мы не видим телесными очами, но можем почувствовать и узнать. Мы живем на планете, искаженной грехом, где искусство - одна из возможностей сделать мир более гармоничным. В будущем, когда наступит Царство Живого Бога и произойдет восстановление и возвращение всех вещей к Богу, необходимость в искусстве отпадет, ибо человека будет окружать красота Божьей любви, но сейчас искусство - это один из способов сделать мир более пригодным для жизни.

- Скажите, пожалуйста, в каком стиле Вы работаете?

- Стиль моих работ еще на первой выставке мы обозначили как PJP (пэйнтин, джаз, панк). Пэйнтин - это, прежде всего, живопись (мы сняли, мы даже и не знаем, что это такое - противоречие между формой и цветом). Джаз - это полная свобода импровизации при сохранении единого стиля (нам безразлично, есть ли в наших работах сюжет, это узнаваемые образы или абстракция, заметим между делом, что чистой абстракции практически не существует). Панк - это, так же, как и джаз, звук цвета и звук линии, если угодно, мы провели демаркацию границы между живописью и звуком, добавьте к этому и то, что картины имеют свои номера и «говорящие» названия. А еще панк - это энергетика и новаторский подход, при этом мы учитываем, что с середины семидесятых панк утратил свою «революционность», и стал обозначением неких новых направлений в искусстве и дизайне, например, мы говорим: это «киберпанк», а это «дизельпанк», или «нанопанк», а у нас на приходе, ввиду большого наличия студентов фольклорного отделения консерватории, мы ввели еще и термин «фолк-панк».

- Какую из представленных картин Вы написали первой и долго ли работали над ней?

- Первая из написанных работ - «В коммуникационном пространстве». Когда-то «Черный квадрат» Малевича подвел черту под историческим процессом развития искусства, но это, конечно, не значит, что после уже не было прекрасных и талантливых художников и соответствующих их таланту работ, просто нового (такого как, например, импрессионизм) уже не могло появиться. Поэтому я и не видел для себя дальнейшего пути реализации в живописи (в начале 90-х, время было голодное, я писал натюрморты с колбасой и селедкой и продавал их в Московском универмаге). Но этим летом я вдруг понял, что надо делать: - я побежал в художественный магазин и купил акрил. Мне не терпелось проверить, я ошибся или же действительно нашел свой путь в живописи: Оказалось, что правда - нашел. На проверку ушло полчаса.

- Какую из картин Вы писали дольше всего?

- Знаете, гораздо важнее то, что некоторые сюжеты я хранил для реализации более 20 лет:

- Какая из картин на выставке - Ваша любимая и почему?

- Все любимые, все дороги, потому что в них отобразилась жизнь, - неважно - моя или моих друзей.

- Каковы Ваши дальнейшие творческие планы?

- Вы очень удивитесь: у меня нет творческих планов, но у меня есть жизнь:

- А насколько, по-вашему, современно Ваше искусство?

- То, что создаю я, можно, если хотите, назвать ретро-формами, подобное уже было в начале прошлого века, но с тех пор изменилась реальность окружающего мира и она вошла в мои полотна как фон или эхо. Большинство новаторов в живописи получали академическое образование, и мы всегда должны учитывать все, что было до нас, потому что искусство прошлого продолжает жить. Но я очень хочу, чтобы в моей живописи отражалось не только прошлое и настоящее, но даже и будущее. Как это возможно? Ну вот посмотрите, есть такое направление в дизайне, как футуродизайн, который подразумевает разработку новых форм и образов исходя из прогноза будущего в политическом, техническом и социальном аспектах. Но ведь нам, людям, живущим в Церкви, уже известно будущее. Откуда мы знаем о конечных судьбах мира? Конечно, прежде всего, из книги Откровения. Когда-то блаженный Августин говорил, что есть два времени: настоящее прошлого и будущее настоящего, то есть все прошлое привело нас к сегодняшнему дню, но и будущее, которое еще впереди, заключено в нынешней ситуации. Мне кажется, можно добавить еще одно измерение: обратный вектор будущего - то есть то будущее, которое влияет на нас уже сегодня и помогает выбирать те правильные дороги, которые ведут нас к исполнению нашего человеческого призвания. Ведь мы не только те, кто мы есть сегодня, но и те, кем мы будем завтра, и доказательством этому служит то, что мы не те, кем были вчера. И это тоже есть в моих работах.

- У Вас есть любимые картины других художников? В творчестве каких художников Вы черпаете вдохновение и кого считаете эталоном?

- Если нужно было бы выбрать из всех любимых полотен одно, которое можно было бы взять с собой на необитаемый остров (вместе с Библией, джипом, аудиосистемой и запасом дизельного топлива), то для меня это «Возвращение блудного сына» Рембрандта, мне вообще близка голландская живопись, так называемые «малые голландцы», за которыми я пошел сразу же, когда их увидел, причем во всех жанрах. Импрессионисты - прежде всего! Отчасти «Мир искусства». Добавим Серова, Петрова-Водкина, Серебрякову... Уточню только, что вдохновение я черпаю не у них. Нет другого пространства, где человек встречает Бога, кроме души, там же находится и источник вдохновения. А вообще - работать надо! Искусство, как и мир, не может ждать!

автор интервью Анастасия Александрова

Протоиерей Михаил Браверман

Протоиерей Михаил Браверман - настоятель храма святых равноапостольных Константина и Елены в Санкт-Петербурге, магистр богословия, автор ряд книг о православной вере, богослужении, Евангелии.